Все чаще предприниматели помимо основных компаний используют «дочерние» или взаимозависимые юрлица. Родственную связь между такими фирмами бывает сложно отследить. Как правило, это делается для минимизации налогообложения, в том числе при трансграничной торговле.  Бизнесмены полагают, что если учредители и/или сотрудники в компаниях разные, то нет признаков работы через «подконтрольную» компанию. Однако проверяющие органы находят аргументы, чтобы доказать обратное.

Пока приведем несколько примеров, которые раскрыл Комитет госконтроля. В 2021–2024 гг. группа белорусов зарегистрировала 65 «подконтрольных» фирм и от их имени оказывала услуги коммерческим предприятиям в оформлении фиктивных документов и проведении незаконных финансовых операций по обмену безналичных денежных средств на наличные. За эти услуги организаторы оставляли себе до 12% от суммы перечисленных им средств.

В основном клиентами являлись столичные коммерческие структуры, которые выполняли строительно-монтажные работы, в том числе на государственных объектах Минска и Минской области. За счет оформления фиктивных сделок 10 субъектов хозяйствования недоплатили в бюджет налогов на сумму более 5 млн рублей.

Участники группы использовали секретные чаты в мессенджерах и пароли, условные места встреч, зашифрованные базы данных хранения информации. В ходе проведенных обысков обнаружены и изъяты печати, ключи управления расчетными счетами фирм-«однодневок», более 500 тыс. долларов.

Еще ДФР обнаружил незаконную схему реализации на экспорт мясной продукции, которую использовали собственники и руководители минского предприятия. Они зарегистрировали в Минске и Минском районе дополнительно 5 «подконтрольных» компаний со схожим видом деятельности. Чтобы скрыть реально получаемую выручку собственной компании, они через аффилированные фирмы проводили фиктивные сделки по отгрузке мясной продукции по заниженным ценам в адрес также связанной с ними российской структуры.

На самом деле товары в адрес этой компании не поставлялись, а вся продукция продавалась напрямую потребителям в Россию по рыночной стоимости. В результате госказна недополучила налогов на 1,2 млн рублей. Кроме того, владельцы бизнеса пытались незаконно возвратить из бюджета налог на добавленную стоимость в сумме 3,9 млн рублей, представив в территориальные налоговые инспекции фиктивные декларации по НДС.

Главным трендом последних лет в онлайн-торговле стали продажи на маркетплейсах Wildberries и Ozon. Вместе с этим выросло и количество селлеров, которых проверяют контролирующие органы Беларуси. Не у всех дела заканчиваются благополучно. Так, брестский предприниматель, который продавал женскую одежду белорусских предприятий через российские интернет-площадки, создал в Беларуси и России две «подконтрольные» компании с аналогичным видом деятельности, применяющие упрощенную систему налогообложения. Получаемая от продажи товаров выручка впоследствии искусственно разделялась им между данными фирмами, чтобы в каждой из них она не превышала порог УСН. В итоге его уличили в уклонении от уплаты налогов на сумму свыше 1,4 млн рублей.

Эксперт по налоговой безопасности Елизавета Ярмош рассказала о доказательственной базе контролирующих органов в отношении «подконтрольных» компаний. Во-первых, учитывается любая взаимосвязь между фирмами (учредительская, через работников, через историю создания, иная). Анализируется состав участников, прямое или косвенное участие, например, посредством родственников, учитывается нахождение руководства и основных работников компании в Беларуси.

Фиксируется выполнение управленческих функций (они не равны учредительским решениям) иностранной компании работниками белорусского юридического лица, таких как размер наценки, решения о работе с конкретными контрагентами, о найме (увольнении) сотрудников, о предоставлении скидок, о проведении платежей и пр. В белорусских офисах ведется контроль за бухгалтерским и налоговым учетом, находятся реквизиты зарубежной компании (печати, коммерческие предложения в адрес третьих лиц, факсимиле подписи). В фокусе внимания проверяющих оказывается вход и работа в кабинетах маркетплейсов (личных кабинетов тендеров, СMR и пр.) от имени (под паролем) иностранной компании.

Эксперт подчеркивает, что важно не каждое доказательство в отдельности, а их совокупность (равно как и во многих случаях применения ст. 33 Налогового кодекса).

Надо отметить, что в условиях санкций у белорусского бизнеса появилось больше взаимозависимых лиц. С другой стороны, сделки между такими лицами подпадают под налоговый контроль в рамках трансфертного ценообразования (ТЦО). И если ранее споры шли вокруг рыночных цен на товары, то сейчас под пристальным наблюдением налоговых органов оказались и процентные ставки на кредиты (займы) от взаимозависимых лиц.

Однако эксперты обращают внимание, что на практике контролеры вместо применения института ТЦО все чаще прибегают к корректировке налоговой базы в соответствии со ст. 33 НК. Что касается кейсов, когда проверяющие посчитали работу с «подконтрольной» зарубежной компанией правомерной, то в этих случаях иностранная фирма имела минимум прибыли или не имела ее вовсе, а наценка на продаваемый товар в иностранной юрисдикции была минимальной.

Источник фото в статье https://ru.freepik.com/